Жарияланымдар


Сегодня в Китае, как и во многих странах мира, происходит переоценка роли аналитических структур. Причем здесь, в Китае, этот процесс происходит достаточно стремительно. За короткий по историческим меркам период, с момента образования КНР, руководство Китая изменило свое отношение к роли «мозговых центров», повышая их значимость в процессе выработки государственных решений по стратегическим направлениям внутренней и внешней политики страны.

Переоценка роли аналитических организаций связана со значительным увеличением интенсивности событий в мире. Если десятилетие назад для возникновения и развития определенного тренда необходимо было 8-10 лет, то сейчас аналогичные события могут возникнуть и исчезнуть в течение 2-3 лет. Этот процесс ускорения мирового времени требует от государственных институтов повышения уровня подготовки и возможности оперативно оценивать эти события и принимать нужные решения. В этом плане работа аналитических структур, занимающихся анализом всех процессов, происходящих в современном мире, становится как никогда актуальной.

Вообще, Поднебесная медленно, но верно идет в направлении завоевания статуса действительной мировой державы. Конечно, сейчас много противников такой точки зрения, и многие аналитики полагают, что Китай, несмотря на все свои достижения, еще далек от превращения в реальную мировую державу. С другой стороны, и сами китайские власти не ставят задачи – стать супердержавой. Более того, до последнего времени власти КНР всячески повторяли и напоминали, что КНР – развивающая страна и никак не претендует перейти в список развитых. Но, тем не менее, по многим параметрам, Китай уже сегодня является мировой державой, от политики которой уже многое зависит в мире. В этом плане роль китайских исследовательских структур становится все более значимой.

Для Казахстана и других стран Центральной Азии продолжающаяся внешнеполитическая активность Пекина представляет большую значимость. Находясь по соседству с Поднебесной, мы особенно отчетливо чувствуем напор восточного соседа. Стоит отметить, что объективно мы понимаем, что уже давно находимся под пристальным «наблюдением» китайских мозговых центров. С оформлением новой стратегии КНР под названием «Новый Шелковый путь» изучение Центральной Азии в дебрях китайских аналитических центров еще больше усилилось.

В настоящей статье делается попытка проанализировать деятельность ключевых аналитических центров Китая, с тем, чтобы понять их роль и место в системе принятия политических решений. Учитывая близкое соседство и формирование нового китайского проекта «Экономический пояс на Шелковом пути», основной упор в статье делается на центрах, изучающих Центральную Азию.

Мозговые центры Китая

Практически все научно-аналитические институты Китая появились после образования КНР, то есть после 1949 года. К настоящему моменту на территории континентального Китая функционируют уже 426 мозговых центра, и по этому показателю Китай сегодня занимает 2-е место в мире.

По форме организации все мозговые центры Китая можно разделить на 3 условные категории: государственные аналитические центры, специализированные академические исследовательские институты и аналитические центры, связанные с университетами.

Первая категория «мозговых центров» – это наиболее влиятельные структуры ввиду своих тесных связей с Госсоветом и другими властными структурами Китая. Их главной миссией является выработка интеллектуального продукта и доведение его до непосредственных политических акторов, лиц, принимающих решения. К этой категории можно отнести КАСМО (Китайская академия современных международных отношений), 6-й Департамент ЦК КПК, Центр развития Госсовета и ШАМИ (Шанхайская академия международных исследований).

Вторая категория состоит из институтов, объединенных Академией общественных наук КНР (АОН КНР). Эти центры менее влиятельны, поскольку их деятельность основана на более академических исследованиях, а также разработках концептуальных долгосрочных стратегий и программ. Но благодаря разветвлённости сети филиалов, АОН обеспечивает руководство страны аналитическими сводками из всех регионов КНР.

Третья категория «мозговых центров» включает в себя центры, аффилированные с китайскими университетами. Правительство Китая использует институты из данной категории, главным образом, для продвижения своей «мягкой силы», путем расширения культурно-гуманитарных контактов с зарубежными странами.

Помимо указанных трех типов мозговых центров в Китае, существует еще один вид «фабрик мыслей» – это квазиправительственный экспертно-аналитический институт. Подобные организации создают представление о наличии независимых НПО, но на самом деле также являются инструментом правительства.

Но все указанные аналитические институты Китая объединяет поставленная перед ними общая задача – содействие государственным органам страны в выработке концептуальных стратегий и программ. При этом для мозговых центров из первой категории характерным принципом работы является выполнение плановых поручений. Помимо этого, основную массу аналитической продукции таких крупных институтов, как ШАМИ, КАСМО и 6-й Департамент ЦК КПК, составляют ситуационные аналитические записки, порученные им госструктурами. Подобные аналитические материалы содержат минимум информации, и, в основном сосредоточены на анализе уже сложившейся ситуации. Большим преимуществом аналитического продукта из указанных мозговых центров является составление нескольких наиболее вероятных сценариев развития ситуации. Как правило, нередко, именно на основе подобных аналитических записок и принимаются решения на государственном уровне.

Исследовательские институты, объединенные Академией общественных наук КНР, при всей академичности результатов своих исследований также имеют ряд преимуществ. В частности, благодаря широкой сети своих представительств, АОН КНР широко используют возможность организации регулярных экспертных форумов. Так, результаты подобных мероприятий часто дают комплексную картину развития ситуации в различных провинциях Китая. Тем самым, АОН выступает одним из эффективных механизмов доведения до центральных органов страны ситуации на местах. Вместе с тем, АОН также регулярно проводит международные экспертные обсуждения, с приглашением иностранных аналитиков.

В целом, китайское руководство уделяет большое внимание созданию и расширению в Китае сети влиятельных мозговых центров для того, чтобы качественно улучшить систему принятия решений на основе аналитики. Более того, власти КНР всячески поощряют развитие здоровой конкуренции между имеющимися аналитическими институтами.

В фокусе внимания – Центральная Азия

В системе приоритетов исследований мозговых центров КНР важное место занимает Центральная Азия. С осени 2013 года наблюдается резкий рост интереса со стороны китайских аналитических институтов к нашему региону, что связано с выдвижением Китаем новой внешнеполитической инициативы “Экономический пояс на Шелковом пути” (ЭПШП). Данная стратегическая инициатива, предложенная лидерами пятого поколения китайских руководителей КНР во главе с Си Цзиньпином, является своего рода новой внешнеполитической стратегией Пекина. ЭПШП – это попытка распространить экономическое (в будущем и политическое) влияние Китая  вдоль наземного транспортного коридора, включающего Россию, страны Центральной и Южной Азии, Ближний Восток, Восточную Европу и собственно ЕС. Естественно, что разработка новых проектов и программ в рамках инициативы ЭПШП актуализировало потребность в аналитических экспертизах и стратегических выкладках мозговых центров КНР.

К настоящему времени на территории Китая функционирует более 20 исследовательских институтов, центров и отделов, специализирующихся только на изучении Центральной Азии. В целях понимания масштабов и специфики работы китайских мозговых центров представляем развернутую информацию по нескольким из них.

КАСМО (Китайская академия современных международных отношений) – это один из ведущих и авторитетных мозговых центров Китая. Академия была создана в 1980 году решением Госсовета КНР. КАСМО занимается изучением глобальных и региональных проблем, стратегий в сфере политики, экономики и безопасности, исследованием стран и регионов. Крупнейшим институтами академии являются Институт американских исследований, Институт европейских исследований, Институт Азиатско-тихоокеанского региона, Институт Японии, Институт корейских исследований, Институт России и Восточной Европы. Казахстан входит в сферу изучения отдела Центральной Азии при Институте России и Восточной Европы КАСМО.

Академия насчитывает ряд известных специалистов по Центральной Азии. Имеются специалисты, владеющие казахским языком. В настоящее время КАСМО возглавляет опытный эксперт Цзи Чжие, специалист по России и Центральной Азии, отлично владеющий русским языком.

ШАМИ (Шанхайская академия международных исследований) – была создана в 1960 году при народном правительстве г. Шанхай. В настоящее время ШАМИ входит в десятку лучших мозговых центров Китая. На данный момент ШАМИ полностью перешла под непосредственное подчинение МИД КНР. Бывший зам. министра иностранных дел КНР Ян Цзэчи (ныне член Госсовета КНР, советник председателя КНР по внешней политике) лично контролировал деятельность ШАМИ. Долгое время президентом ШАМИ являлся родной брат Ян Цзэчи – Ян Цзэмянь. Только два года назад вместо Ян Цзэмяна был назначен новый президент ШАМИ – относительно молодой Чэн Дунсяо.

Бывший председатель Китая Цзян Цзэминь (годы правления 1993-2003 гг.) часто прибегал к консультациям ШАМИ во времена своего руководства городом и уже в качестве Генерального секретаря КПК и председателя Китая. В состав ШАМИ входит двенадцать научных отделов: американских исследований, азиатско-тихоокеанских исследований, европейских исследований, изучения Японии, российских и центральноазиатских исследований, южноазиатских исследований, исследований Тайваня – Гонконга – Макао, исследования мировой экономики, исследований Западной Азии и Африки, исследований международного права и международных организаций, этнических, религиозных и культурных исследований. В целом, в ШАМИ работают более 80 научных сотрудников.

Традиционно сильным направлением в деятельности ШАМИ является изучение процессов на постсоветском пространстве. Центр по изучению России и Центральной Азии ШАМИ состоит из 15 научных сотрудников.

Институт России, Восточной Европы и Центральной Азии АОН КНР – существует с 1965 года. Основное внимание в Институте уделяется изучению России. Но, немаловажным направлением деятельности данной организации является исследование вопросов сотрудничества Китая с центральноазиатскими странами, Украиной и государствами Восточной Европы. В институте трудятся около 80 научных сотрудников.

SISU (Шанхайский университет иностранных языков – Shanghai International Studies University) изначально был создан как специализированный институт русского языка в декабре 1949 года. При SISU действуют более 20-ти исследовательских институтов, центров и отделов.  В 2011 году было принято решение создать отдельный Исследовательский Центр по изучению Центральной Азии. В настоящее время в Центре работают более 20 научных сотрудников. Большинство работ исследовательских центров при SISU реализуются в Министерстве образования КНР и структурах управления правительства г. Шанхай.

Новые задачи внешней политики – новые центры

На сегодняшний день власти КНР намерены продолжать наращивать потенциал китайской аналитики и способствовать увеличению аналитического сопровождения принимаемых решений.

Так, в частности, с недавних пор учитывая возможность влияния событий в Сирии, Украине и опасности переноса потенциала дестабилизации в Центральную Азию и далее в Синьцзян, китайские власти приняли решение усилить центральноазиатское направление своей политики. В начале 2014 года появилась информация о том, что в недавно созданном Совете по национальной безопасности КНР будет формироваться новый Центр по изучению Центральной Азии. Важно отметить, что впервые за весь период сотрудничества стран ЦА с Китаем на таком высоком уровне уделяется пристальное внимание региону и, в частности, Казахстану. Следует также подчеркнуть, что создание указанного Совета по национальной безопасности было инициировано лично Си Цзиньпином, тем самым еще более сконцентрировавшим ключевые рычаги власти в своих руках.

Главной целью нового Центра по изучению Центральной Азии будет сбор информации и подготовка качественной аналитики для высшего руководства Китая по политической ситуации в странах ЦА. Не исключено, что в ближайшей перспективе власти КНР примут решение создавать собственные так называемые НПО и исследовательские центры в Центральной Азии с целью «держать руку на пульсе».

Увеличение внимания Пекина к Центральной Азии также обосновывается необходимостью реализации стратегического проекта «Экономический пояс на Шелковом пути». Так, в декабре 2013 года на территории Синьцзяна было создано 5 новых аналитических центров: Центральноазиатской научный центр, Центральноазиатский центр сельского хозяйства, Центральноазиатский биологический центр, Центральноазиатский промышленный инкубаторский центр и Центральноазиатский центр информационных технологий. Деятельность всех перечисленных новых структур призвана содействовать претворению в жизнь проектов в рамках ЭПШП.

Вместе с тем, уже в феврале 2014 года в провинции Шаньси, на северо-западе Китая было образовано три института – Институт Центральной Азии, Институт по изучению Шелкового пути при Северо-Западном университете и Институт Центральной Азии при Сианьском университете иностранных языков. Деятельность указанных исследовательских центров будет направлена на непосредственное содействие практической реализации китайского стратегического проекта Шелкового пути путем обеспечения руководящих органов Китая аналитическими продуктами по внутриполитическому и социально-экономическому развитию стран Центральной Азии, а также по основным направлениям и действиям указанных государств во внешней политике.

Указанные научно-аналитические институты в течение прошедшего полугодия уже организовали более 15 крупных международных научных форумов, с приглашением ведущих специалистов из стран Центральной и Южной Азии, России, из государств мусульманского мира.

Изучая Казахстан, экспертно-аналитические центры Китая основной упор делают на вопросах политической ситуации в стране. Главным образом исследуется ситуация с распространением угрозы терроризма, экстремизма и сепаратизма. Особую актуальность исследования в сфере безопасности приобрели после известных событий 2011 года, когда в Казахстане случились вспышки террористической деятельности. Как известно, именно в тот год в городах Актобе, Атырау, Астана, Алматы и Тараз произошли небольшие теракты.

Благодаря свободному владению русским языком, большое количество китайских аналитиков имеют возможность обмениваться мнениями с казахстанскими исследователями. Наряду с этим, достаточно популярной темой становиться социально-экономические процессы, протекающие в республике.

И наконец, перманентно актуальной темой в сфере интересов китайских мозговых центров в последние годы стал вопрос о передаче власти в Казахстане. Как показывает практика, Китай предпочитает не вмешиваться во внутренние дела третьих стран, исходя из чего, на данном этапе не наблюдаются стремления китайских властей как-то повлиять на процесс смены политической власти в Казахстане. Тем не менее, пристальное изучение политических процессов в РК свидетельствует о том, что Китай в будущем не исключает возможности принимать более активное участие во внутриполитических делах. В данном случае это предположение основано на анализе динамики изменения принципов внешнеполитической стратегии КНР в регионе ЦАР. Так, если в 90-е годы Пекин предпочитал занимать в большей степени наблюдательную политику, постепенно расширяя своё участие в энергетической сфере экономик стран ЦА, то сейчас мы видим возросшую активность КНР, которое направлено на расширение влияния Поднебесной практически во всех сферах.  Именно в этих целях, постепенно усиливается информационное влияние Китая в сопредельных странах, которое осуществляется при помощи инструментов общественной дипломатии (СМИ, образовательные программы, культурные проекты и др.).

В этом контексте наблюдается стремление китайских властей сформировать в казахстанской экспертной среде положительный имидж Китая. С такой целью китайские исследовательские центры, в первую очередь, структуры Академии общественных наук КНР, проводят ежегодные семинары (летние школы), конференции и симпозиумы. На указанные мероприятия, как правило, приглашаются сотрудники казахстанских аналитических институтов на уровне руководителей, представители НПО, журналисты и преподаватели ВУЗов.

Выводы

Сегодня уже очевидно, что новое поколение китайских лидеров предельно прагматично и ориентируется только на конкретные результаты от своих действий. Все более открыто позиционируя себя в качестве нового «центра силы», китайский истеблишмент осознает, что стратегия усиления мирового влияния требует не только политических амбиций, роста экономики и военной мощи. Без качественных интеллектуальных ресурсов, способных обеспечивать оценку рисков и возможностей, конкурентная борьба с другими глобальными державами может быть проиграна.

В Китае хорошо понимают сложность геополитической обстановки в Центральной Азии и всю остроту конкуренции с США и Россией. Практически ежедневно меняющаяся ситуация требует от Пекина ясного понимания внутриполитических процессов в странах региона и долгосрочных устремлений своих оппонентов. Именно поэтому, сегодня мы становимся свидетелями существенного увеличение внимания со стороны китайского руководства по отношению к Казахстану и другим республикам Центральной Азии. Пекин меняет не только свою центральноазиатскую политику, но и подходы в ее осуществлении, делая ставку на профессиональное экспертное сопровождение своей новой региональной стратегии.

Как уже отмечалось, в течение последнего года в Китае было создано, по крайней мере, 9 комплексных мозговых центров, целенаправленно изучающих центральноазиатские страны. Одновременно с этим, Синьцзян, по решению Пекина становится аналитическим хабом по проведению в жизнь трансграничных (внешнеполитических) инициатив китайского руководства. Здесь стремительно расширяется научно-аналитическая база. Уже 7 полноценных научно-исследовательских институтов на территории соседнего СУАР занимаются изучением Казахстана и остальных республик региона.

Учитывая расширение научно-исследовательских институтов, у Китая в скором времени появится целая плеяда специалистов по Казахстану. Причем новые кадры будут подготовлены всесторонне – со знанием центральноазиатских языков, истории, традиций, законодательных норм, менталитета и др.

Исходя из этого, налицо острая необходимость принятия ответных мер – уделять более серьезное внимание изучению нашего восточного соседа. Причем делать это нужно так же на системной основе, как это делается в КНР. Иными словами, вновь хочется отметить, что пришло время (хотя давно уже пришло) создать у нас в Казахстане полноценный Институт, который будет целенаправленно изучать Китай. В нынешней ситуации, когда связи РК с восточным соседом только расширяются, отсутствие специализированного аналитического центра, выглядит как минимум абсурдным.

Приходится констатировать, что на сегодня ни в отечественных научно-исследовательских институтах, ни в госорганах системное изучение такого влиятельного партнера и соседа, как Китай, не ведется. Готовящиеся время от времени (ситуативные и готовящиеся постфактум) документы несколькими специалистами не позволяют закрыть все «белые пятна» и детально представить картину развития ситуации в КНР.[1]

[1] Традиционно сильными мозговыми центрами, изучающими центральноазиатские страны являются институты СУАР КНР. Так, в частности, в Урумчи функционирует крупный Центр по изучению Центральной Азии при АОН СУАР КНР.

На системной основе Центральная Азия и Россия изучается еще в следующих научно-исследовательских институтах Китая:

– Институт по изучению Центральной Азии Ланьчжоуского университета;

– Институт по изучению Центральной Азии Синьцзянского педагогического университета;

– Центр изучения России и Центральной Азии Института международных исследований Фуданьского университета. Центр был основан в 2005 году. Сегодня штат научных сотрудников Центра насчитывает более 10 исследователей. Центр возглавляет один из ведущих китайских специалистов по Центральной Азии Чжао Хуашэн.

– Центр изучения правового режима центральноазиатских стран и политической консультации Синьцзянского педагогического университета;

– Центр изучения ШОС Института международных исследований Фуданьского университета;

– Институт Центральной Азии педагогического Университета Шэньси. Основан в 2004 году Министерством образования КНР. Исследования осуществляются по трем основным направлениям: вектор развития центральноазиатских стран, национальный вопрос в в ЦА и в северо-западном Китае, а также религиозная ситуация в регионе;

– Центр изучения России Восточно-китайского педагогического университета. Создан в 1999 году на базе существующего Института СССР и Восточной Европы;

– Институт евроазиатских исследований Шанхайской академии общественных наук (ШАОН).

– Исследовательский центр ШОС.

Как видно, число мозговых центров КНР в фокусе внимания, которых мы находимся, достаточно внушительно. Информация по всем аналитическим центрам Китая наиболее полно собрана в работе И.Н. Комиссиной «Научные и аналитические центры Китая».



Тізімге қайта оралу

Оқырмандарға

Биография /

Барлығы
Ахмет Биржан Ержиласун
Шығыстанушы 
Түркітанушы